Во время продолжающегося политического кризиса в Венесуэле президент США Дональд Трамп заявил, что военное вмешательство США в Венесуэле рассматривается его администрацией как один из «вариантов». Об этом президент США открыто заявил в интервью телеканалу CBS, вышедшем в эфир 3 февраля. Однако эти плохо замаскированные угрозы воздушных ударов или даже полномасштабного военного вторжения не вызвали панической тревоги в Каракасе. «Мы не принимаем ультиматумов ни от кого», — сказал Николас Мадуро в интервью испанскому телеканалу Antena 3. Конечно, не стоит забывать, что Дональд Трамп неоднократно угрожал правительству Венесуэлы на протяжении всего своего президентства и заявлял, что «военный сценарий» был на столе, поэтому его воинственные заявления уже стали привычным фоном отношений между двумя странами. Кроме того, несмотря на американские военные базы в нескольких странах региона, Соединенные Штаты явно еще не имеют идеального плацдарма для эффективного военного вмешательства.

В этой связи интерес вызывает позиция нового президента Бразилии Жаира Болсонару – бывший военный офицер и ярый противник правительства Мадуро, на первый взгляд безоговорочно поддерживал линию Дональда Трампа. Бразилия вместе с другими странами группы Лимы признала Хуана Гуайдо временным президентом Венесуэлы и в прошлом году развернула контингент на границе для контроля за потоком мигрантов. Сразу после прихода к власти, Болсонару говорил о возможности размещения военной базы США, чтобы оказать давление на Каракас. Бразилия является крупнейшей страной, граничащей с Венесуэлой, она принимает тысячи венесуэльцев (по разным оценкам, до 120 000), имеет самую большую армию в Латинской Америке и, вероятно, является основной экономикой в регионе для управления венесуэльским кризисом. Однако президент Болсонару, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, исключил возможность военных действий Бразилии, заявив, что его страна находится на «пределе того, что мы можем сделать для восстановления демократии в Венесуэле».

Таким образом, сегодня вероятность военного вмешательства Бразилии даже не стоит рассматривать, а перспектива размещения Вашингтоном военной базы в Бразилии довольно отдаленная и займет не менее нескольких лет, что не будет играть роли в венесуэльском кризисе.

Согласно стратегии интервенции, широко обсуждавшейся в 2018-2019 годах, считалось, что после протестов ситуация в Венесуэле в определенной степени обострится, страны группы Лимы проведут «кризисный саммит», на котором представители венесуэльской оппозиции призовут к «гуманитарной интервенции». После этого Бразилия, Колумбия (которая теперь является глобальным партнером НАТО) и Чили развернули бы свои войска, а администрация Трампа «неохотно» взяла бы на себя бремя поддержки этой операции целенаправленными воздушными ударами.

Однако то, что выглядит как вероятный военный вариант на бумаге, на самом деле оказывается «миссией невыполнимой» в отношении Венесуэлы.

В действительности активное вмешательство Бразилии в венесуэльский кризис представляется невозможным по ряду причин. Прежде всего, в Бразилии, которая также является политически разделенной страной, нет консенсуса по Венесуэле. По мнению многих бразильских аналитиков и дипломатов, присоединившись к США в поддержке Хуана Гуайдо в качестве временного президента Венесуэлы, Жаир Болсонару делает очень рискованную внешнеполитическую ставку.

Во-первых, он отрывается от бразильской традиции поддержания добрососедских отношений с правительствами других стран региона. Впервые за полтора столетия Бразилия может оказаться вовлеченной в военные действия против соседней страны.

Во-вторых, он втягивает Бразилию в конфликт, который может иметь непредсказуемые последствия для всего региона. Бразилия, не получив практически ничего взамен в случае прихода к власти в Венесуэле проамериканского политика, рискует испортить отношения с основными кредиторами Венесуэлы – Россией и Китаем – поддерживающими законный режим Николаса Мадуро. Без сомнения, бразильский президент очень хотел бы избежать этого.

Наконец, позиции самого Болсонару в Бразилии нестабильны, и безрассудство с Венесуэлой может подорвать их. Рабочая партия, которая проиграла выборы и теперь находится в оппозиции, уже сделала заявление о том, что правительство Болсонару «унижает себя, следуя внешней политике Трампа».

К тому же, справедливости ради стоит отметить, что ни бразильская, ни колумбийская армия не превосходят численностью боливарианские вооруженные силы, чтобы напугать Венесуэлу и заставить правительство Мадуро сдаться. К счастью, нет добровольцев, желающих вести ожесточенную войну в джунглях с организованной армией и партизанскими движениями.

Погружение Венесуэлы все глубже в хаос ставит Бразилию и другие страны региона под угрозу, поскольку это может привести к всплеску миграции и побудить венесуэльское правительство «действовать назло» своим соседям и реагировать асимметрично. Венесуэла последовательно придерживается принципов международного права и на протяжении многих лет проводит политику мира. Но вполне возможно, что после пересечения очередной «красной линии» Венесуэла будет вынуждена перейти к подрывной деятельности и раскачать лодку внутри стран-агрессоров.

Таким образом, поддерживая воинственную риторику, Болсонару на самом деле терпеливо играет в ожидание, чтобы увидеть дальнейшее развитие ситуации в Венесуэле. Он был явно встревожен консолидацией сил сторонников Мадуро, а также поддержкой, которую армия и полиция оказали избранному президенту.

С тех пор как Гуайдо объявил себя президентом, Мадуро начал несколько военных учений, демонстрируя, что он пользуется поддержкой военных, а национальные боливарианские Вооруженные силы Венесуэлы готовы защищать страну. «В Венесуэле будет мир, и мы гарантируем этот мир», — сказал действующий президент в телеобращении. Несмотря на то, что некоторые офицеры, например, генерал ВВС Франсиско Янес, бежали из страны и призывали солдат дезертировать (предателей можно найти везде), нет никаких признаков того, что армия поворачивается против Мадуро. По неофициальным оценкам, в Венесуэле насчитывается до 2000 генералов, многие из которых не командуют силами, и дезертирство некоторых из них фактически не может ослабить армию. Полиция также решительно встала на сторону Мадуро.

Итак, «крестовый поход» против социализма явно невозможен и опасен для правого популистского президента. Что может Болсонару действительно сделать?

Поддержав Гуайдо, Болсонару уже отверг почти вековой принцип внешней политики Бразилии, которая является невмешательство во внутренние дела других стран. В этой ситуации, бразильское руководство, конечно, может отойти на второй план и поддержать новые санкции в администрации Дональда Трампа против венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA. Бразилия также может подготовить пограничные провокации вокруг доставки гуманитарной помощи и управления неконтролируемой миграцией.

Сегодня Бразилия отгородилась от любой возможности диалога с режимом Николаса Мадуро. В этом случае ставки сделаны на неясного и мало обещающего 35-летнего спикера парламента Венесуэлы Хуана Гуайдо с крайне расплывчатой программой.