23 апреля исполнился год с того момента как премьер-министр Армении Серж Саргсян, после трех недель уличных протестов, подал в отставку. На волне успеха «бархатной революции» страну возглавил Никол Пашинян, выиграв досрочные парламентские выборы в декабре 2018 г. Бывшая правящая, а ныне оппозиционная Республиканская партия Армении впервые не прошла в Национальное собрание страны. Тем не менее, явка на выборах была низкая, как и в целом доверие избирателей к политическим партиям, а те, кто голосовал за партию «Мой шаг» скорее отдавал свой голос за личность Пашиняна. Бывшая правящая, а ныне оппозиционная Республиканская партия Армении впервые не прошла в Национальное собрание страны. Тем не менее, явка на выборах была низкая, как и в целом доверие избирателей к политическим партиям, а те, кто голосовал за партию «Мой шаг» скорее отдавал свой голос за личность Пашиняна.

Новый лидер Армении начал свою деятельность с преследования политических противников – по обвинению в разгоне митингов в марте 2008 г., в ходе которых погибло десять человек, был арестован бывший президент Роберт Кочарян. «Очевидно, власти и Пашинян лично организовали это задержание в предвыборный период, чтобы укрепить атмосферу страха в стране, показать силу и усилить давление на политических оппонентов», – так прокомментировали в Республиканской партии решение суда. После того, как Пашинян был избран главой правительства, многим бывшим чиновникам и их родственникам были предъявлены обвинения. Сам Пашинян отрицал связь между этим уголовным делом и выборами в Армении. В феврале 2019 г. Кочаряну предъявили еще одно обвинение – получение взятки в особо крупных размерах, а 11 апреля апелляционный уголовный суд республики отклонил жалобу адвокатов Кочаряна о пересмотре решения нижестоящей судебной инстанции, мера пресечения в отношении Кочаряна в виде ареста оставлена без изменения.

Когда бывший журналист Пашинян пришел к власти, казалось, что для СМИ Армении, по мнению иностранных наблюдателей находившихся в статусе «несвободных», начинается новая эпоха. Однако, спустя год его правления картина остается неоднозначной. Несмотря на то, что власти больше не пытаются прямо вмешиваться в работу прессы, они, чувствуя серьезную поддержку населения, не терпят критики. Сам премьер Пашинян неоднократно позволял себе публичные выпады в адрес журналистов, что, по мнению многих представителей СМИ, создало атмосферу страха, препятствующую появлению критических материалов. В отличие от предыдущих властей, новые больше обеспокоены сохранением положительного образа в глазах общественности, поэтому более восприимчивы к давлению со стороны общества.

Еще одно наследие прежней власти, тесно связанной с Нагорным Карабахом и его силовыми структурами, – тлеющий конфликт с Азербайджаном по поводу спорных территорий, признанное мировым сообществом частью Азербайджана, но находящееся под контролем армянских сил со времен кровавой войны между двумя сторонами в начале 1990-х годов. Несколько неформальных встреч Пашиняна с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым наряду со встречами министров иностранных дел двух стран уже привели к заключению конкретного соглашения, снизившего уровень насилия на линии противостояния между сторонами и появлению самых позитивных за многие годы заявлений. Однако пока правительство придерживается тех же рамок, в которых обе стороны работали с середины 2000-х годов, – так называемых Мадридских принципов. Эти принципы предполагают: возвращение прилегающих к Нагорному Карабаху территорий, которые армянские силы заняли в качестве защитной буферной зоны; предоставление лицам, перемещенным в связи с конфликтом, права на возвращение в свои дома; гарантии безопасности для населения Нагорного Карабаха; и, в конечном счете, разрешение вопроса о статусе Нагорного Карабаха. Несмотря на то, что эти принципы составляют основу переговоров, это не означает, что стороны согласились каким-либо содержательным образом воплотить их в жизнь или превратить их в практически осуществимую программу действий.

Компромиссы в данном случае непопулярны у общественности обеих стран. В частности, недавнее оживление переговоров вызвало в Армении беспокойство по поводу возможного возвращения Азербайджану территорий, прилегающих к Нагорному Карабаху. Одна из влиятельных армяно-американских лоббистских групп, Армянский национальный комитет Америки, начала кампанию, направленную против Мадридских принципов, которые она осуждающе называет «обменом земли на бумагу».

Пашинян заявил, что не будет участвовать ни в каких обсуждениях «мира в обмен на территории», в связи с чем Азербайджан обвинил его в отступлении от духа переговоров. Впоследствии Пашинян разъяснил свое заявление, сказав, что имел в виду, что Армения не должна быть единственной стороной, идущей на уступки.

Представители Азербайджана часто критикуют одно из ключевых публичных требований Пашиняна к переговорам: он предлагает расширить их нынешний двусторонний формат и привлечь к участию в них официальных лиц непризнанного правительства Нагорного Карабаха. Стоит отметить, что Армения, по-видимому, отступается от практического осуществления этого требования, так как она уже провела несколько туров переговоров по Карабаху без официального участия руководителей этого образования.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян и другие члены нового правительства страны постоянно говорят об экономических проблемах страны и мерах, необходимых для их решения. «Государство должно не вмешиваться, а быть партнером. Государство не должно выступать в роли работодателя; вместо этого его дело – создавать условия, позволяющие человеку добиться успеха», – сказал Ованес Игитян, депутат парламента от фракции «Мой шаг». Эта философия воплощена в опубликованной в феврале пятилетней программе нового правительства. Пашинян обещал, что эта программа станет настоящей «экономической революцией». В речи, которую Пашинян произнес на представлении новой программы, он сказал, что «бедность – в умах людей». Он добавил, что «численные параметры экономической революции на самом деле зависят от того, сколько граждан Армении откликнутся на наш призыв стать активистами экономической революции, и сколькие решат воспользоваться возможностями той же революционной платформы».

Самая крупная из реформ, содержащихся в программе, предусматривает введение плоской шкалы налогообложения, при которой самые бедные жители Армении должны будут нести такое же налоговое бремя, как и самые богатые. Некоторые аналитики критикуют запланированную реформу за ее устаревшую макроэкономическую идеологию, которая только усугубит расслоение общества.

Еще одна предложенная экономическая реформа предполагает сокращение социальных выплат работоспособным гражданам, даже оставшимся без работы. Правительство также стремится к «оптимизации» государственного аппарата, однако, спрогнозировать, сколько служащих будет уволено, невозможно.

В то же время, в ближайших экономических планах правительства есть и некоторые противовесы этому рыночному подходу. К 2021 году правительство также хочет преобразовать систему в основном частного здравоохранения страны в систему всеобщего медицинского страхования с единым плательщиком.

Экономическая революция невозможна без денег, и правительство Армении пытается привлечь в Армению иностранные инвестиции и кредиты. Никол Пашинян стремится открыть Армению для мира и определенные шаги на этом пути делаются – визиты в Иран и Брюссель, форум в Давосе, фактически, являются сигналами о том, что двери, ранее считавшейся закрытой страны, открываются. Прежде инвесторы могли вести дела с Арменией только с оглядкой на ее «старших партнеров». И пока Армения не докажет, что проводит суверенную экономическую и энергетическую политику, инвестиции, а значит и экономическая революция в полной мере невозможны. Армения придает важность роли Мецаморской АЭС в энергетических производственных возможностях страны, и сейчас изучается вопрос строительства новой атомной станции и привлечения иностранных партнеров. Несмотря на то, что США выделили немало средств на поддержание безопасности Армянской АЭС, Россия смогла добиться обязывающего (до 2026 года) соглашения о модернизации с Арменией.

Еще один важный проект уже начался в Ереване — строится новый энергоблок мощностью в 250 МВт. Соглашение стоимостью 250 миллионов долларов подписали представители Международной финансовой корпорации Группа Всемирного банка, Азиатского банка развития, итальянской компании «Ренко», Немецкой инвестиционной корпорации (DEG) и Siemens Project Ventures.

Между тем, правительства Армении и Ирана объявили о старте процесса отбора инвестиционной компании, которая будет осуществлять программу строительства Мегринской ГЭС на границе Армении и Ирана (расчетная мощность – 130 МВт).

Как сообщает пресс-служба Международного рейтингового агентства Fitch Ratings, Международный валютный фонд может предоставить Армении финансирование в объеме $250 млн. для содействия планам реформ нового правительства и повышения устойчивости к внешним потрясениям в рамках новой трехлетней программы поддержки кредитования Stand-By Arrangement.

В целом пока рано говорить об итогах года Пашиняна и его команды, поскольку легитимность в чистом виде была ими получена только в декабре прошлого года. Но стоит признать, что кредит доверия у населения к новой власти по-прежнему очень высок и на сколько его хватит – зависит от способности правительства умело лавировать между интересами крупных геополитических игроков, бизнес-интересов армянских элит, зарубежных диаспор и народа сделавшего выбор в пользу Пашиняна.