В июле 2019 года сразу в двух прибалтийских государствах вступили в должность новые президенты страны. В Литве главой республики стал экономист Гитанас Науседа, а в Латвии церемонию инаугурации прошёл юрист Эгилс Левитс. На своих постах они сменили политиков, имевших жёсткую позицию по отношению к России, в то время как сами характеризуются более умеренными взглядами...

Алексей Филиппов, политический психолог, эксперт Центра Социально-Экономических и Геополитических исследований специально для IAC

В июле 2019 года сразу в двух прибалтийских государствах вступили в должность новые президенты страны. В Литве главой республики стал экономист Гитанас Науседа, а в Латвии церемонию инаугурации прошёл юрист Эгилс Левитс. На своих постах они сменили политиков, имевших жёсткую позицию по отношению к России, в то время как сами характеризуются более умеренными взглядами. В свою очередь, президент Эстонии Керсти Кальюлайд в апреле 2019 года неожиданно для многих посетила с рабочим визитом Москву, где встретилась с Владимиром Путиным. Возможна ли «перезагрузка» прибалтийско-российских отношений? Большинство экспертов считают это маловероятным, учитывая остающиеся сильными антироссийские настроения в Прибалтике и коллективную позицию ЕС в отношении России. Однако, возможно снижение общей напряжённости и развитие диалога по отдельным направлениям сотрудничества.  

Камень преткновения 

Отношения стран Балтии с Россией в последнее десятилетие были холодными и напряжёнными. Многие политики из Литвы, Латвии и Эстонии выступали с резкой критикой российских властей, что только участилось после Крымского кризиса. В ответ МИД России обвинял их в «русофобской» риторике и попытке использовать конфронтацию с Москвой для зарабатывания политических очков внутри страны. Одним из наиболее заметных критиков российской власти не только в Прибалтике, но и во всём Евросоюзе стала президент Литвы Даля Грибаускайте, называвшая Россию «террористическим государством» и открыто говорившая о возможности военного вторжения РФ на литовскую территорию. 

Одним из ключевых объектов резкой риторики прибалтийских политиков в последние годы стали действия России в Крыму и на юго-востоке Украины. Однако первые симптомы ухудшения отношений между странами появились ещё в середине 2000-х, когда Литва, Латвия и Эстония вступили в НАТО и ЕС. Этот шаг стал очевидным сигналом о том, что страны окончательно выбрали курс на сближение с Западом. На этой основе в России началось уточнение внешней политики с учётом расширения границ Североатлантического альянса до её собственных, а в Прибалтике –  процесс переосмысления своего советского прошлого. Один из наиболее противоречивых и болезненных моментов этого прошлого – присоединение республик к СССР. Именно он стал краеугольным камнем не только антисоветской и антироссийской риторики прибалтийских лидеров последнего десятилетия, но и всей проводимой ими политики. Чтобы понять причины этого, необходимо обратить внимание на события 80-летней давности. 

Долгожданное присоединение или незаконная оккупация? 

В сентябре 1939 года, с началом Второй мировой войны и вторжения Третьего рейха в Польшу, в СССР остро встал вопрос о защите своих восточных границ. Советское руководство использовало ряд военных инцидентов в Прибалтике как повод вынудить Литву, Латвию и Эстонию подписать Договоры о взаимопомощи, допускавшие размещение на их территории 20-25-тысячных контингентов советских войск. Балтийские республики с началом войны желали остаться в нейтралитете, но оказались вовлечены в раздел сфер влияния двух могущественных держав.

В последующие месяцы в СССР росли подозрения о том, что в странах Балтии ведётся антисоветская деятельность, а условия Договоров о взаимопомощи не исполняются. В июне 1940 года правительство СССР предъявило Литве, Латвии и Эстонии ультиматумы, в которых выдвинуло требование сформировать правительства, способные обеспечить выполнение этих договоров, а также допустить на свою территорию дополнительные контингенты войск. В руководстве республик не сложился консенсус относительно ультиматумов, были попытки оказать сопротивление, но в итоге условия были приняты. Сформированные лояльные СССР правительства провели выборы в парламент, на которые допустили только прокоммунистические блоки. Правительство СССР, а вслед за ней и России, настаивало на наличии широкой общественной поддержки прихода Советов в прибалтийские республики и проведении всех процедур в соответствии с нормами международного права, тогда как западные государства рассматривают результаты выборов сфальсифицированными, а действия СССР в странах Балтии – как незаконную аннексию. 

При восстановлении независимости в 1990 году Литва, Латвия и Эстония признали решения своих парламентов от 1940 года недействительными, последовавший за ними пятидесятилетний период –  советской оккупацией и взяли курс на сближение с Западом.  В этих условиях публичная конфронтация с Россией и представление её как наследницы СССР оказалась плодотворной стратегией как для сплочения электората, ощущавшего торжество свободы и предвкушавшего благоденствие в новом европейском пространстве, так и для соискания доверия в глазах руководства ЕС и НАТО. 

«Наша страна не может стать процветающей из-за соседства с Россией»

В 2005 году в Латвии начался подсчёт ущерба от «советской оккупации». Работа была окончена только 11 лет спустя, ответственная комиссия озвучила сумму в 185 млрд евро. В 2007 году правительство Эстонии приняло решение демонтировать монумент советскому солдату в центре Таллина, что повлекло за собой массовые беспорядки, в которых местные власти обвинили Россию. В июне 2008 года Литва установила уголовное наказание на публичную демонстрацию советской символики, а двумя месяцами позднее лидеры стран Балтии и Польши выпустили совместную декларацию, в которой квалифицировали действия России в Грузии как агрессию.

В 2009 году президентом Литвы стала выпускница ЛГУ и бывшая член КПСС Даля Грибаускайте. Поначалу она выступала за улучшение отношений с Россией, однако уже в 2010 году обвинила Владимира Путина в ультимативном характере общения, а в
2013 приняла решение бойкотировать Олимпийские игры в Сочи из-за нарушений прав человека в России и её отношения к зарубежным партнёрам. После переизбрания на второй срок в 2014 году Грибаускайте сравнила Путина с Гитлером и Сталиным, назвала зависимость от российского газа «экзистенциальной угрозой» для Литвы и способствовала размещению постоянного контингента НАТО на территории страны. В 2017 году Грибаускайте на Генассамблее ООН заявила, что в ходе российско-белорусских учений «Запад-2017» отрабатываются сценарии нападения на соседние страны, а в декабре 2018 года, после инцидента в Керченском проливе, Литва первой ввела санкции против России.

Северные коллеги Грибаускайте «по первому сроку» отличались куда большей сдержанностью. В 2010 году президент Латвии Валдис Затлерс тепло встретился с Дмитрием Медведевым и провёл широкую встречу бизнес-кругов двух стран в Петербурге, а несколькими годами позднее его коллега Андрис Берзиньш констатировал напряжённость на политическом уровне, которая, по его мнению, «на человеческом уровне не ощущается». После выборов 2015 года официальная риторика Латвии ужесточилась: новый президент Раймондс Вейонис утверждал, что Европа нуждается в мерах по «отпугиванию, чтобы Россия однажды не напала на какую-либо из европейских стран», а в Риге висели билборды с изображением главы МИД Латвии Эдгара Линкевича и подписью «Латвия есть и будет состоявшимся государством назло Кремлю». Сам политик сравнивал Россию с Третьим рейхом.

Как в Латвии, так и в Эстонии по сей день остро стоит проблема т.н. неграждан – русскоязычных меньшинств, которым провозгласившие независимость правительства в 1990 году не выдали паспорта граждан своей страны. Этот и другие моменты остаются камнем преткновения в эстонско-российских отношениях по сей день, поддерживая антироссийские настроения в республике. После скандала с арестом эстонского полицейского, которого Москва обвинила в шпионаже в октябре 2014 года, в прессе прозвучала мысль о возможности аннексии Россией преимущественно русскоязычной Нарвы (которую, впрочем, президент Тоомас Хендрик Ильвес назвал «глупой»). До сих пор не завершена 25-летняя работа по созданию пограничного договора, который уже дважды был подписан и находился в шаге от ратификации, но атмосфера двусторонних отношений, по заявлениям российского МИДа, оставалась для этого «неподходящей». В феврале 2016 года президент Ильвес заявил, что его страна не может стать процветающей из-за соседства с Россией.

Таким образом, после событий 1940 года и 50-летнего периода в составе СССР прибалтийские республики обрели независимость и ориентировали свой внешнеполитический курс на Запад, используя события 80-летней давности как основание для ведения антироссийской риторики, столь популярной у народа и позволяющей снискать доверие у руководства ЕС, НАТО и США. Руководство молодых европейских республик делало всё для того, чтобы показать Евросоюзу свою лояльность, порой даже поступаясь своими экономическими интересами (к примеру, закрытие Игналинской АЭС в Литве, будучи одним из условий вхождения в ЕС, вызвало рост цен на электричество, повысило энергозависимость страны от поставок из-за рубежа, а теперь требует  миллиарды евро на её полное закрытие и демонтаж). Взамен страны получали от Брюсселя обильную финансовую и военную помощь. Но насколько оправданно продолжение этого курса?

Новые лица

26 мая 2019 года на президентских выборах в Литве победил Гитанас
Науседа – несистемный кандидат без большого опыта в политике, баллотировавшийся как самовыдвиженец. Последние десять лет Науседа был главным экономистом шведского банка SEB, а до этого занимал пост советника по экономическим вопросам при президенте Валдасе Адамкусе. Науседа победил во втором туре, опередив
на 33% кандидата от консервативной партии экс-министра финансов Ингриду Шимоните. Его победу политологи объяснили усталостью избирателей от системных политиков и запросом на новое лицо, «профессионального человека, но не профессионального политика». 

Его риторика в отношении России радикально отличается от той, что звучала в Вильнюсе последние 10 лет. Науседа заявил, что в отношении Москвы ему «хотелось бы быть дипломатичным и использовать несколько иной словарь, чем тот, который практиковался до сих пор». Он подчеркнул, что отношения России и Литвы не изменятся до улучшения ситуации на Украине, однако отметил, что отношения с россиянами должны в настоящее время быть самым большим приоритетом Литвы, поскольку «с этими людьми надо будет жить, когда истечет срок полномочий нынешних руководителей Кремля». Новый президент предлагает не отказываться от своих принципов, но в то же время пытаться строить с Москвой диалог, «возможно, начиная с низшего политического уровня, сначала об экономическом и культурном сотрудничестве». 

Коллега Науседы новый президент Латвии Эгилс Левитс даёт более сдержанные заявления. Левитс – авторитетный юрист, сторонник европейских ценностей и сплочения нации на основе латышского языка, противник празднования Дня Победы. Он намерен строить с Россией отношения на основе принципов добрососедства и международных норм, которые, по его словам,  «Россия нарушает на Украине и в Грузии». По мнению Левитса, внешняя политика Латвии должна строиться в полном согласовании с линией Евросоюза, поскольку так позиция республики будет сильнее. В этом смысле его можно перефразировать, цитируя некогда произнесённую экс-президентом Эстонии Тоомасом Хендриком Ильвесом фразу: «дорога в Москву пролегает через Брюссель». 

Осторожную позицию Левитса можно объяснить не только его личным мнением, но и всей сложившейся в странах Балтии антироссийской конъюнктурой, поддерживаемой отдельными политиками. Если у президентов в самом деле есть желание выстраивать конструктивный диалог с Москвой и это не просто риторика вступающих в должность политиков, что и кто конкретно может на него повлиять?  

Старое наследие  

За день до инаугурации Гитанас Науседа представил членов своей команды. Советником по вопросам внешней политики нового президента стала дипломат Аста Скайсгирите-Ляушкене, экс-глава МИД Литвы и бывшая посол республики во Франции и Великобритании. Скайсгирите-Ляушкене придерживается текущей линии литовского МИД: стремление к США и Западу наряду с критикой советского прошлого. Имя нового министра иностранных дел ещё не известно, но высока вероятность, что им останется Линас Линкявичюс, занимавший этот пост последние 7 лет и служивший правой рукой президента Грибаускайте в транслировании антироссийских настроений. В июне стало известно, что Линкявичюс непублично назначил ряд приближённых Грибаускайте на посты в ключевых диппредставительствах Литвы. Таким образом, важнейшие должности в системе внешней политики республики заняли люди, не только проводившие жёсткий антироссийский курс последних лет, но и хорошо знакомые друг с другом, чем не может похвастаться президент. Даже при желании наладить дипломатический контакт с Москвой Науседа может встретить сопротивление со стороны сложившегося внешнеполитического аппарата. 

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Линкевич находится на своём посту ещё
дольше – с 2011 года, при этом, в отличие от своего литовского коллеги, успел запомниться рядом резких антироссийских заявлений. В январе в должность премьер-министра вступил гражданин Латвии и США Кришьянис Кариньш. Помимо характерной для крупного политика из этой страны риторики (в частности, недавно Кариньш осудил восстановление права голоса России в ПАСЕ), премьеру сейчас особо важно заслужить доверие США, откуда в адрес Латвии поступают требования произвести изменения в финансовой сфере в целях борьбы с отмыванием денег. Критически в отношении России настроен и влиятельный Сейм во главе с Инарой Мурниеце.

Помимо внутренних факторов, важно также учитывать, что в области внешней политики президенты будут стремиться в первую очередь заслужить доверие у руководства ЕС, НАТО и США, а не России. Учитывая эти обстоятельства, говорить о перспективе резкого потепления прибалтийско-российских отношений нет оснований. Однако достаточно серьёзные предпосылки для того, чтобы изменилась общая риторика и активизировалась по меньшей мере часть замороженных ранее направлений сотрудничества, всё же есть.    

Момент выбора 

Антироссийские настроения прибалтийских элит – во многом результат работы самих республиканских администраций. Перед сегодняшними руководителями Балтии стоит выбор, поддержать эти настроения или в некоторой степени пойти против системы и предложить свой, более сдержанный и продуктивный вариант взаимодействия с Москвой. Текущая расстановка сил и ряд прецедентов делают возможным такой выбор.  

Сегодняшняя политическая ситуация даёт Гитанасу Науседе хороший шанс выстроить выгодные для него отношения с кабинетом министров и Сеймом. Он уже выдвинул кандидатуру премьер-министра – им стал Саулюс Сквернялис, влиятельный политик, имеющий поддержку в парламенте. У Сквернялиса были напряжённые отношения с предыдущим президентом Грибаускайте все годы его работы, и он будет использовать представившийся сегодня шанс наладить позитивное взаимодействие с президентской администрацией. Это даёт Науседе весомый инструмент для того, чтобы транслировать элитам свою повестку. 

Предпосылки для потепления литовско-российских отношений есть и в обществе. Согласно проведённому в мае частной компанией «Spinter tyrimai» опросу общественного мнения, 65% жителей Литвы высказались за проведение встречи между новым президентом страны и президентом России Владимиром Путиным. 

Что касается Латвии, то там ещё в 2017 году после четырехлетнего перерыва начала работу латвийско-российская межправительственная комиссия по экономическому, научно-техническому, гуманитарному и культурному сотрудничеству, которая активно продолжает действовать и сейчас. Глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич в 2019 году, несмотря на общую напряжённость отношений, констатировал рост товарооборота и изъявил желание развивать экономические связи с Россией. 

На ПМЭФ-2019 состоялся круглый стол «Россия – Прибалтика: на пути к доверию и выгодному партнёрству», а на полях форума прошла встреча главы Министерства экономики и коммуникаций Эстонии Таави Ааса с министром транспорта России Евгением Дитрихом. Чиновники договорились о возобновлении работы двусторонней транспортной комиссии. Это даёт перспективу возобновления транзита российских грузов через Эстонию, приостановка которого привела к миллиардным убыткам для республики. 

В апреле 2019 года президент Эстонии Керсти Кальюлайд по собственной инициативе встретилась в Москве с Владимиром Путиным, чем спровоцировала критику со стороны ряда прибалтийских политиков. На встрече обсудили перспективы развития двусторонних отношений в торгово-экономической и гуманитарной сферах. Кальюлайд, как и президент Латвии Эгилс Левитс, исходит из необходимости строить внешнюю политику исходя из общей позиции ЕС, однако разделяет и позицию Науседы: несмотря на политические разногласия, нужно искать точки соприкосновения в экономической и других сферах, постепенно развивать диалог по этим направлениям. 

Прагматическая и во многом деидеологизированная позиция Науседы и Кальюлайд может понравиться Владимиру Путину, от личного отношения которого во многом зависит судьба диалога между странами. Конструктивная критика вместо эмоционально заряженного обвинения, акцент на необходимости нормализовать экономические связи – этого не было у прошлых лидеров прибалтийских республик, что помешало им построить доверительный диалог с Путиным, и есть у нынешних. 

Несмотря на непростую внутриполитическую конъюнктуру, у сегодняшних президентов Литвы, Латвии и Эстонии есть исторический шанс если не «растопить лёд» в отношениях с Россией, то по крайней мере обеспечить активизацию двустороннего диалога и устойчивый рост товарооборота. Перед новыми лидерами Науседой и Левитсом стоит выбор – принять сложившиеся в республиканских элитах правила игры или попробовать установить собственные. На сегодняшний день ко второму варианту более склонен Науседа, чем Левитс. От того, какой выбор будет сделан, зависит характер отношений стран Балтии с Россией в ближайшие годы.