До парламентских выборов в Германии еще два года, но политический ландшафт в стране уже меняется в соответствии с общеевропейскими тенденциями на усиление национальных движений и правопопулистских партий. Об этом говорят результаты голосования за депутатов Европарламента и местных выборов на востоке страны, где все большую популярность набирает партия «Альтернатива для Германии», которая теперь представлена в законодательных собраниях всех федеральных земель. Партию поддерживают молодые, как и сама партия, избиратели востока и юго-запада Германии, что продемонстрировали итоги последних выборов 1 сентября в Саксонии и Бранденбурге. А 27 октября выборы пройдут в еще одном восточном регионе – Тюрингии, где также ожидается высокий результат для этой новой политической силы.

Есть несколько причин популярности «Альтернативы» на востоке Германии, часть из которых обусловлена историческим прошлым страны, объединившейся почти 30 лет назад. Для многих жителей бывшей ГДР объединение под крылом ФРГ стало большим разочарованием, несмотря на полученные права и свободы. Ощутимых экономических преимуществ жителям восточной Германии падение Берлинской стены не принесло, кроме тех, кто уехал жить на запад. Население восточных земель за 30 лет сократилось на 15%, а в некоторых более чем на 20%, здесь проживает 17% всего населения Германии. Безработица на востоке по-прежнему выше чем на западе, а заработная плата ниже в среднем на 18%. Разрыв в социально-экономическом развитии западных и восточных регионов Германии сокращается слишком медленно и, в силу внешних факторов, вновь может начать расти, о чем сообщало в своем докладе Правительство ФРГ еще два года назад. В докладе, в частности, говорится, что почти все регионы востока Германии, кроме некоторых промышленно развитых городов, имеют слабо развитую структуру экономики. Большинство крупных предприятий, ориентированных на экспорт, как важнейший фактор развития, работают на западе страны, в то время как на востоке компании ориентированы на внутренний рынок и на туристов. Также исследование прогнозировало политические последствия экономического положения восточных земель в плане возможной радикализации избирателей, чем в итоге активно пользуется «Альтернатива для Германии». Тогда же в сентябре 2017 года партия впервые попала в бундестаг, получив на выборах 12,6% голосов.

Существенный урон экономике землям бывшей ГДР нанесли взаимные санкционные меры Евросоюза и России: существенно упал товарооборот (в среднем на треть), специалисты оценивают потери в сотни миллиардов евро. Неудивительно, что премьер-министры Саксонии и Мекленбурга-Передней Померании открыто выступают за отмену ограничений на торговлю с Россией, планируя вернуться на ее рынки. С аналогичным мнением позже выступили восточные премьеры Бранденбурга и Тюрингии, однако их позиции в отношении антироссийских санкций игнорируются Берлином в пользу официальной линии Евросоюза. Также данные соцопросов говорят о том, что жители восточных земель в большинстве одобряют отмену санкций. Согласно последнему исследованию института изучения общественного мнения Kantar Emnid, в 2019 за прекращение санкционной политики в отношении России высказались 54% респондентов Восточной Германии. Немалое количество сторонников снятия ограничений проживает и в западной части страны – за высказались 36% жителей.

Население восточной Германии отстранено от управления собственной страной, поскольку с момента объединения территорий подавляющее большинство руководящих постов занимают выходцы с запада, в том числе заместившие прежних социалистических управленцев в ГДР. И в своих предвыборных речах правые вновь и вновь возвращаются к аналогиям с ГДР, указывая на отрезанность восточных немцев от остальной Германии, ее возможностей и способности повлиять на политику государства, принимать решения, определять судьбу своей земли.

Способствует популярности правых на востоке и их взгляд на проблему мигрантов – жесткий и принципиальный. Согласно результатам опросов университета Лейпцига, в Восточной Германии сильны предубеждения в отношении людей, даже просто имеющих происхождение от мигрантов: так считает чуть менее половины опрошенных, тогда как в среднем по Германии подобным образом высказались около трети респондентов. Также, согласно исследованию Фонда Бертельсманна, треть всех опрошенных на востоке не хотят видеть в качестве своих соседей мусульман, что вдвое больше, чем на западе. Не случайно поэтому среди видных членов «Альтернативы» на востоке фигурируют такие лица, как лидер партии в Бранденбурге Андреас Калбиц, в прошлом участник неофашистской организации, и депутат законодательного собрания Саксонии Йорг Урбан – член антиисламского движения PEGIDA, известного своими радикальными взглядами. Вместе с тем эксперты сходятся во мнении, что основа популярности правых сил не может исчерпываться антииммигрантской риторикой в радикальном ее проявлении, поскольку среди сторонников «Альтернативы для Германии» есть те, кто выступают против расовой дискриминации. Они не хотят чтобы восток страны ассоциировался с ультраправыми националистами и участвуют в массовых акциях против ксенофобии. Неприятие мигрантов здесь во многом связано с навязыванием их западным проевропейским правительством Германии, а также с отсутствием экономической поддержки со стороны Берлина местного населения немецкого Востока, нуждающегося в рабочих местах, на которые претендуют выходцы с Ближнего Востока.

За месяц до голосования в Саксонии, в восточных землях Германии, находящихся на территории бывшей ГДР, институтом Emnid проводилось социологическое исследование, согласно которому рейтинг правопопулистов вырос до 24%. Неизменный участник правящей коалиции Христианско-демократический союз (лидером которого являлась Ангела Меркель) в опросах на востоке сохранял рейтинг 22%, а его партнеры Социал-демократы были только четвертые с 12%. Третьими шли Левые с 16%, пятое место у Зеленых с 11%, далее с 7% Свободная демократическая партия.

В итоге 1 сентября правая партия «Альтернатива для Германии» получила внушительные цифры и заняла вторые места на голосовании в землях Бранденбург и Саксония, получив 23,5% (позволяет занять 23 депутатских кресла из 88) и 27,5% (дает 38 мандатов из 120) голосов соответственно. Ранее подобный результат «Альтернатива» показала в 2015 году в Саксонии-Анхальт (21 депутатское место из 87) и в 2016 году в Мекленбург-Передней Померании (13 мандатов из 71), стабильно выступая и в других регионах бывшей ГДР.

«Альтернатива» не может добиться таких результатов на западе, хотя здесь она была создана в 2013 году как движение за возвращение национальной валюты против единой европейской. Миграционный кризис 2015 года обратил взгляды «Альтернативы» на эту проблему, особенно остро воспринятую на востоке страны, после чего сюда сместились и электоральные приоритеты партии. По словам одного из ярких и радикальных лидеров правых Бьорна Хёке, его «Альтернатива для Германии» стала новой народной партией на востоке страны.

«Левая партия» как правопреемница социалистов ГДР долгое время была основной политической силой на востоке Германии, собиравшей в том числе протестный электорат. Однако 1 сентября Левые потерпели сокрушительное поражение в Бранденбурге и Саксонии, набрав 10,7% и 10,4% и уступив правым роль выразителя интересов всех восточных немцев, недовольных положением после исторического воссоединения территорий спустя тридцать лет.

Результаты местных выборов важны как для Германии, так и для Европейского мира в целом, поскольку говорят о кризисе неолиберальной системы с левым и правым флангами политического спектра. Об этом свидетельствует однобокая реакция СМИ на земельные выборы в Бранденбурге и Саксонии, понимающая степень серьезности удара по правящей коалиции в Германии, но при этом откровенно выражающая облегчение от того что «Альтернатива для Германии» не смогла одержать победу. И хотя правые популисты заняли уверенное второе место, им не удалось сместить с первой позиции социал-демократов в Бранденбурге и христианских демократов в Саксонии, которые вынуждены формировать новую правящую коалицию, что может оказаться непростой задачей.

Также, исходя из результатов выборов, международные эксперты делают вывод, что за 30 лет правления западным элитам Германии не удалось привить свои взгляды восточным немцам, сохранившим память о социальной справедливости, равенстве и общественном интересе времен ГДР. Либеральная Западная Германия действительно с опасением относится к возможности распространения консервативной революции, начавшейся в Восточной Германии, сохраняя противодействие западногерманских элит вхождению в свои ряды выходцев с востока.

Впрочем, в этих процессах нет ничего принципиально нового для Европы – поражение традиционных политических сил и успех «Альтернативы» на востоке Германии вписываются в движение правопопулистской волны на континенте. Консерваторы, националисты и популисты, разные в своих взглядах, но объединенные общим термином евроскептики, наступают широким фронтом по всей Европе. На западе, помимо Германии, такие политические силы популярны в Италии, Франции, Нидерландах и Австрии, а на востоке – в Венгрии, Чехии и Польше. Граждане этих стран все ярче выражают свой протест неолиберальной и евроатлантической политике Евросоюза, говорят об утрате связей с обществом традиционными партиями и элитами, проводящими политику в интересах всевозможных «меньшинств» в ущерб национальному большинству. По мнению политологов, нарушен послевоенный общественный договор, согласно которому народы Европы принимали либеральные принципы на условиях сохранения правительствами основ социальной справедливости, защиты традиционных семейных ценностей и права на труд и религию. Сегодня же наблюдается социальное расслоение и рост различий в благосостоянии жителей запада и востока Европы, для многих остается острым вопрос отношения к правам нетрадиционных семей, а национальные границы открываются для дешевой рабочей силы и чужой культуры, не желающей разделять многовековые ценности и нормы поведения европейцев , что вынуждает их голосовать за националистов и критиковать политику Брюсселя.

Серьезным испытанием и поворотной точкой для Европы и Германии стал 2015 год, когда канцлер Ангела Меркель открыла границы страны для беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока, вызвав резкое неприятие среди консервативных слоев, поскольку для них это выглядело как предательство национальных интересов. Изначально представлявший интересы среднего класса Германии Христианско-демократический союз под председательством Ангелы Меркель сменил ориентиры на неолиберальные, переняв курс Евросоюза. Вполне логично на этом фоне то, что «Альтернатива для Германии» создавалась не радикальными националистами, а правым крылом ХДС, крайне недовольным политикой Меркель. Когда правящие элиты Германии все чаще не слышат голос собственного народа, сделав поворот на либеральные ценности и мультикультурализм, они совершают ошибку, последствия которой сейчас встают перед ними. В случае если «Альтернатива для Германии» через два года придет к власти, она начнет вести совсем другую игру. А пока в Германии усугубляется раскол спустя 30 лет после долгожданного объединения. Если правящий блок ХДС/ХСС перестанет удовлетворять потребности своего основного избирателя – умеренного среднего класса, то постепенно утратит уже и без того шаткое лидерство на востоке, правые смогут формировать правительства в федеральных землях, создавая свою «Альтернативу для Восточной Германии». 

Артём Васнецов, специально для IAC